Лига Ставок
army-logo
Федерация регби России

Адам Бернс: «Мне повезло, что я играл за «медведей»

1 Апреля 2020 | New
Адам Бернс: «Мне повезло, что я играл за «медведей»

Экс-игрок сборной России по регби, «Мельбурн Ребелс» и «Редс» Адам Бернс ответил на вопросы читателей www.rugger.info. Сегодня мы публикуем первую часть ответов Бернса на вопросы.

– Адам, есть маленькая просьба. Для повышения настроения в это непростое время, расскажите ваш любимый регбийный анекдот, байку или случай из жизни.

– Одна смешная история произошла, когда я играл за «Мельбурн Ребелс». Тренерский штаб этого клуба следил за моими успехами на Кубке мира. Также мельбурнцев впечатлили еще несколько русских парней. Они попросили меня пригласить их в Австралию, чтобы тренироваться вместе во время предсезонки. Так у руководства был шанс оценить ребят со всех сторон, чтобы в перспективе подписать их для Супер Регби. Особенно тренеры были заинтересованы в Викторе Гресеве и Денисе Симпликевиче, которые хорошо показали себя. Витя отказался, потому что хотел попасть в «Лондон Уоспс», а Денису просто хотелось остаться в России. С моей точки зрения это было безумием – даже не попробовать свои силы в такой в своем роде уникальной команде. В итоге список закончился на моем друге Юре Кушнареве. Именно он приехал и тренировался во время предсезонной подготовки с такими игроками, как Кертли Бил, Джеймс О’Коннор, Дэнни Сиприани и другие. Юра жил в моем доме, и мы отлично проводили время вместе в Мельбурне. К сожалению, он не остался в Австралии, потому что начал сильно тосковать по своей семье. В этом я его понимаю.

– Адам, а как вы вообще попали в состав сборной России? Можете рассказать эту историю поподробнее? И почему ваша карьера вдруг оборвалась?

– Начнем с того, что я с детства хотел быть профессиональным регбистом. Это был ключевой спорт в моей школе, Ньюингтоне (интернате для мальчиков). Уже тогда я был капитаном команды.

Потом был Кубок мира 2003 в Сиднее. Помню, как болел на стадионе среди ста десяти тысяч зрителей. Все наблюдали за тем, как «Валлабис» побеждают «Олл Блэкс» в полуфинале. К сожалению, в заключительном матче наша сборная проиграла англичанам. Я тогда сидел на трибуне и сдерживал слезы. Глубоко внутри я знал, что достаточно хорош, чтобы быть там, на поле. Но уже понимал, что для раскрытия моего потенциала, придется приложить немало труда. Я действительно очень-очень хотел стать профессиональным регбистом и участвовать в Кубке мира.

Когда я вырос, то отправился в Ирландию играть за «Ленстер», где моим тренером был Майкл Чейка. Там же я познакомился с таким потрясающим парнем, как Брайан О’Дрисколл. Потом были «Редс» и «Ребелс», но моей мечтой оставались «Валлабис».

Помню, как позвонил Робби Динсу, тогда он был наставником австралийцев, а я играл за «Редс». Я прямо заявил, что хочу попасть в сборную и спросил, что он думает обо мне. Динс сказал, что в этом сезоне я ему нравлюсь и посоветовал продолжать в том же духе. Я явно был у него на карандаше. Как назло, через пару игр получил разрыв коленных связок, и мой сезон закончился.

В 2011-м я играл уже в «Мельбурн Ребелс». Это был их дебютный год. Тогда же папа показал мне газету, в которой было написано, что Россия отобралась на Кубок мира. В этой статье главный тренер «медведей» Кингсли Джонс сказал, что ищет заграничных профессиональных регбистов, у которых русские родители или бабушки с дедушками. Честно говоря, до того, как я увидел эту газету, то даже и не подозревал, что в России есть регби. Я знал, что у моей мамы русские корни, так что не колебался ни секунды, немедленно написав электронное письмо Кингсли. Ответ я получил уже через пятнадцать минут. Потом мы говорили с ним по телефону и очень скоро встретились в Великобритании. Вот так я и попал в российскую сборную.

В том же году выступал за «медведей» в Кубке мира, а в следующем – в Кубке Наций. За Россию состоялся и мой последний матч в карьере, чем я очень горжусь. В Кубке Наций я повредил колено, а позже перенес операцию на плече, после которой так и не восстановился. Я тогда был в расцвете сил и в своей лучшей физической форме, но что поделать… Мое плечо так и не зажило.

Зато ни у кого из моих австралийских или новозеландских коллег нет подобного опыта. Мне повезло играть за «Медведей». Это одни из моих самых ценных воспоминаний, связанных с регби. К тому же именно в России я обрел настоящих друзей.

– Расскажите, чем вы сейчас занимаетесь? Связана ли ваша работа с регби?

– После завершения спортивной карьеры, я вернулся в университет и стал юристом. Сейчас у меня есть свое дело. Я занимаюсь иммиграцией, помогаю людям получить визу в Австралию.

Но признаюсь честно, после регби, которое я реально обожал, потребовалось какое-то время, чтобы привыкнуть к «нормальной жизни». К счастью, я нашел себя в иммиграционном деле. Мне оно тоже очень нравится. Если кому-то нужно получить австралийскую визу, смело пишите мне на adam@visacitizenship.com.au. Буду рад помочь.

– Есть ли в Австралии еще игроки с русскими корнями? Знаком ли ты с ними?

– Конечно, в Австралии есть еще регбисты, по венам которых течет русская кровь. Но я не могу сказать точно на каком уровне они играют. Думаю, что Федерация регби России может связаться с Австралийским регбийным союзом, НРЛ или просто фанатскими сообществами и сказать, что им нужны парни с русскими корнями для игры в регби-юнион. Сейчас же все есть в Фейсбуке, Инстаграме, Снэпчате и так далее. Дайте запросы в школы, любительские и профессиональные клубы. Также можете обратиться ко мне – помогу, чем смогу.

– Взаимодействуют ли между собой австралийские регби и регби-лиг? Если да, то как? С чем связано то, что «тринашка» в Австралии популярнее «классики»?

– Нет, никакого сотрудничества между ними нет. Каждый пытается урвать у другого лучших игроков. Например, мои друзья Лоте Тукири и Уэнделл Сейлор – звезды регби, переманенные когда-то из регби-лиг.

– Что нужно сделать Австралийскому Регбийному Союзу, чтобы выйти из затянувшегося кризиса?

– Австралийское регби можно спасти. Если бы я был исполнительным директором нашего Союза, то первым делом ликвидировал бы национальный чемпионат. Его вообще никто не поддерживает, никто не ходит на него. Вместо этого я бы укрепил уже существующий клубный турнир. Таким командам, как «Рэндвик» и «Истерн Сабарбс» (я сам там когда-то играл) более сотни лет, у них огромное число болельщиков.

Так что я бы создал национальный турнир, в котором бы боролись четыре топовых команды из Сиднея, и по две лучших из Квинсленда, Мельбурна, Перта и Канберры. Таким образом, клубы сохранили интерес своих болельщиков. Я бы с любопытством бы посмотрел, как «Истс» сражаются с кем-то из Квинсленда.

Во-вторых, я бы разрешил «Валлабис» брать в состав игроков, которые играют в Европе или Японии. Сейчас выступать за национальную команду имеют право только те ребята, которые играют в Австралии или имеют более 60-ти матчей за сборную. А множество хороших исполнителей, таких как мои друзья Куэйд Купер и Уилл Гения, играют в Японии, просто потому, что там больше платят.