Федерация регби России — rugby.ru официальный сайт - Официальный сайт Федерации регби России

Фото Константина Домбровского

Rugger.Info побеседовал с одним из старожилов российского регби о карьерах в «Енисее-СТМ» и «Славе», отказе «Красному Яру», отсутствии желания попробовать себя за рубежом и возможном переходе на тренерский пост.

— Андрей, как проходит подготовка ко второй части сезона? Сложно ли держать себя в форме, учитывая, что до возобновления PARI Чемпионата России ещё несколько месяцев?
— Тренируемся по графику, выполняем запланированный объём работы. Пока ничего необычного. Проблем с набором кондиций не возникает, так как профессиональный спортсмен всегда должен держать себя в форме. В прошлом сезоне первый круг чемпионата также закончился осенью и стартовал в середине весны. Так что привыкли к такому графику. 

 — В прошлом году вы стали самым возрастным автором попытки в PARI Чемпионате России. Как удаётся сохранять форму? Есть ли что-то, чему вы сейчас уделяете больше внимания, чем, например, 10-20 лет назад?
— Конечно, сейчас сложнее поддерживать форму, чем даже пять лет назад. Но никакого секрета нет. Главное выкладываться на тренировках и соблюдать режим питания. Что касается восстановления, то с ним также никаких проблем нет. Даже скорее наоборот. Если в молодости можно было где-то не так скрупулезно отнестись к этому процессу, то сейчас восстановлению после игр и тренировок уделяю максимально необходимое внимание.

 — Если ещё говорить о форме, то у вас, можно сказать, почти идеальная комплекция для регбиста. Вы играете в третьей линии и хукером. Наверное, и в центре веера комфортно себя бы чувствовали, задумывались об этом? И вообще, насколько важна для вас привязка к конкретной позиции на поле?
— Всё же на каждой позиции своя специфика. На мой взгляд, в задней линии играть тяжелее, так как там на скорости нужно быстрее принимать решения на поле. У меня был опыт выступлений четвертным, когда удаляли кого-то из игроков, и я вам скажу это тяжело. В центре веера я бы точно не хотел играть (смеётся). По поводу позиции, мне комфортно в третьей линии, но если, как раньше, придётся стать хукером — я готов. Главное, продолжать приносить пользу команде.

 — Недавно была новость, что легендарный новозеландец Ма’а Нону проведёт 24-й сезон на профессиональном уровне. Считали ли вы свои сезоны и какой вообще был самым сложным?
— Наверное, 22-й сезон, так как играю с 2002 года. Самым трудным назову прошлый. Поражение в финале от «Локомотива» сильно сказалось на психологическом состоянии. Понадобилось время, чтобы прийти в себя. Сейчас уже всё в порядке, снова огромное желание работать и побеждать.

 — Улдис Саулите выступал до 43-х лёт, готовы побить его рекорд?
— Хочу побить очень сильно!

 — Давайте вернёмся в самое начало карьеры. Расскажите, как пришли в регби?
— В пятом классе на уроке физкультуры наш учитель Дмитрий Владимирович Бесполов посмотрел на меня и сказал, что я хороший парень и, будь на год младше, он бы взял меня в регби. Но я пошёл в школу в шесть лет и как раз был на год младше. Когда он это узнал, то спросил не хочу ли я заняться регби? Я спросил, что это такое, на что он сказал, что ждёт вечером на тренировке. Мне было 9 лет, а что надо ребёнку в этом возрасте? Дай мяч и возможность побегать — вот и всё. Дмитрий Владимирович оказался прекрасным педагогом, под руководством которого было интересно заниматься и это одна из главных причин почему продолжил заниматься регби. 

— Недавно у нас вышло интервью Андрея Острикова, в котором он говорит, что задумывался ещё в юности бросить регби, а одним из главных страхов для него были жёсткие контакты в регби и матчи с более старшими ребятами. Вы с чем-то подобными сталкивались?
— Никогда не думал бросить, игра идёт со мной по жизни. Благодаря этому спорту поступил в институт, в довольно юном возрасте попал в «Славу» и вот уже 32 года в регби. Контакты никогда не пугали, к ним привыкший с детства. Да и какого-то страха перед более крупными ребятами никогда не испытывал. Нам тренер всегда говорил: «Чем больше шкаф, тем громче падает».

 — А были ли регбисты, против которых было прям тяжело?
— Сложно вспомнить, на ум приходит только «Федя», более известный, как Фридл Оливье. Вот когда противостоял ему на тренировках в «Енисее», то не понимал, как этого зверя можно остановить. 

 — Вы уже упомянули «Славу». Расскажите о своих первых шагах в московском клубе?
— Только самые хорошие воспоминания о команде и руководстве. Алексей Ниловский — вообще красавчик! С теплотой вспоминаю тренерский штаб. Тогда молодым специалистом пришёл Виталий Сорокин. Со всеми у меня сложились прекрасные отношения и всё было хорошо, если бы не кризис 2008 года. Его пережила вся страна, и он затронул регби. Такое случается, ничего не поделать.

 — Вы были капитаном «Славы», насколько было тяжело покидать клуб и Москву или в молодом возрасте переезды даются легче?
— Я к тому времени долго жил один, поэтому переезд из Москвы в Красноярск дался несложно. Но уходить из «Славы» не хотел до последнего. Был шанс уехать ещё в декабре 2008 года, когда у клуба начались финансовые проблемы. Попросили потерпеть, и я остался. Весной руководство команды уже окончательно сообщило, что найти спонсоров не удалось, и кто хочет, может искать себе новое место работы. 

— У вас одновременно были предложения от «Енисея» и «Красного Яра». Почему выбрали «тяжёлую машину»?
— Первоначально была достигнута предварительная договорённость с «Яром», но мне предложили поехать с ними на сборы на просмотр. То есть никаких гарантий никто не давал. Затем позвонил Александр Юрьевич Первухин и предложил мне конкретные условия сотрудничества. Он сказал: «Приезжай к нам — будем бороться за чемпионство». Я на тот момент уже был знаком с Юрьичем по сборной и знал его приоритеты по комплекции регбистов. Я не был габаритным, поэтому сразу задал вопрос: «С какой целью меня берёте: чтобы не достался кому-то другому или видите меня в составе?». Последовал ответ, что буду играть. После этого все сомнения отпали. 

 — В одном интервью вы говорили, что с Александром Первухиным очень быстро нашли общий язык. В чём ещё это выражалось?
— Александр Юрьевич — хороший человек сам по себе. Если качественно выполняешь свою работу и не делаешь ничего плохого, то проблем с ним не будет. С Первухиным нетрудно найти общий язык.

 — Вы уже 14 лет в «Енисее». Как уже сказали, самым сложным был прошлый сезон, а самым лучшим?
— Все! В «Енисее» не было ни одного плохого сезона. В клубе ко мне все хорошо относятся и каждый год запоминается. Ни разу не было такого, что я хотел покинуть команду. Все 14 лет в Красноярске — очень хорошее время и мне бы не хотелось заканчивать карьеру как можно дольше.

— Были ли варианты или предложения покинуть «Енисей»?
— Даже если и были, я их не рассматривал.

 — А если говорить о загранице, рассматривали ли такой переезд или не было вариантов?
— Когда был молодым, то не сильно об этом задумывался и не особо рвался туда. Плюс, не большой любитель изучения иностранных языков. Абсолютно не сожалею об отсутствии опыта выступлений за рубежом. У меня прекрасная карьера в «Енисее», и я ей полностью доволен.

 — Не могу не спросить о сборной России. Вы провели более 50-ти матчей, но не сыграли на Кубке мира. Обидно?
— Такова судьба (с улыбкой). Наверное, было обидно когда не попадал в окончательный состав. С другой стороны, многие ребята, которые моложе меня, отыграли на двух Кубках мира и уже закончили карьеру. А я не сыграв на них, продолжал усердно тренироваться, желать этого и до сих пор играю. Знаете, как часто бывает у россиян — ты чего-то достиг, успокоился и больше не рвёшь жилы. Это не мой путь. Конечно, есть сожаление, что не побывал в Новой Зеландии и Японии, однако я к этому спокойно отношусь. 

— Вашим одноклубники Юрий Баранов, Улдис Саулите, Карел дю Пре уже пробуют себя на тренерском посту, а что насчёт вас?
— У них смена амплуа произошла по причине травм. Ребята не могли играть и тренироваться, поэтому попробовали себя в качестве тренеров. Думаю, будь они в строю, такого бы не случилось по причине нехватки времени. Что касается меня, пока сосредоточен на игровой карьере.

— Быть тренером сложнее, чем игроком?
— Гораздо сложнее. Я, честно говоря, не завидую тренерской работе. Это большой труд, где надо обладать огромными знаниями и железными нервами. Они на бровках переживают в разы больше, чем мы на поле. Но кто знает, возможно, однажды брошу себе подобный вызов.

— Вы даёте себе какой-то срок выступления на профессиональном уровне? Что должно случиться чтобы вы сказали себе «хватит»?
— Вряд ли устану когда-то от регби, так как люблю его. По поводу срока загадывать не буду. Как посчитает руководство клуба, сколько буду соответствовать нужному уровню. А так, я готов ещё лет десять играть (с улыбкой). Но нужно реально смотреть на вещи и понимать, что столько высоком на профессиональном уровне не проведёшь. Буду стараться максимально держать себя в форме и кондициях, составлять конкуренцию более молодым. А там уже пусть решает тренерский штаб. Но пока мне нравится то, чем занимаюсь и заканчивать карьеру не собираюсь.

1-й Неопалимовский переулок, 8