Пожалуйста, разрешите использование cookies для более эффективной работы с сайтом.

army-logo

«Фиджийцы – инопланетяне. Они просто играют в регби, больше у них ничего нет». Владимир Аксенов – о регби-7

14 Сентября 2021
«Фиджийцы – инопланетяне. Они просто играют в регби, больше у них ничего нет». Владимир Аксенов – о регби-7
Игрок петербургской команды «Застава-7» и сборной России по регби-7 Владимир Аксенов в интервью Metaratings.ru рассказал, с каким трудом досталась победа в Кубке европейских чемпионов, как регби развивается в России и хватает ли зарплаты регбиста, чтобы ни в чем себе не отказывать.

«Канада не пустила на Мировую серию из-за неподходящей вакцины»

– Как вели подготовку перед Кубком?

– Тренировки были очень усердные. Плодотворно работали над физической способностью и техникой. Тренер требовал многого и, думаю, он получил то, что хотел. Мы показали отличный результат. Всем было видно, что мы постарались, особенно в играх полуфинала и финала.

– С кем проводили товарищеские матчи?

– Мы два раза играли с командой «Нарвская застава», которая участвует в Высшей лиге. Больше ни с кем.

– Иностранных соперников на подготовку не рассматривали?

– Нет. У нас не было времени куда-то выезжать и готовиться. У нас соперником была достойная команда, они очень помогли. Плюс, мы им дали подготовку к Высшей лиге.

– А вообще есть сейчас трудности с выездом за границу, учитывая эпидемиологическую обстановку?

– Может быть, есть. World Rugby пригласила участвовать в мировой серии в Канаде, но из-за того, что у нас нет необходимой вакцины, сборной России пришлось отказаться. А в остальном не вижу никаких проблем.

– Спутник в Канаде действительно пока не признается, но вся сборная прошла через вакцинацию?

– Не могу сказать точно, но, к сожалению, нужна какая-то другая вакцина.

– А вы сами прошли через эту процедуру?

– На данный момент пока нет, я в размышлениях, подхожу к изучению этого вопроса серьезно.

«Мы не отстаем от европейского уровня регби»

– От Кубка ждали каких-то особенных игр?

– Конечно. Все команды разные, нет предсказуемости, не знаешь соперника. Каждая игра была очень волнительной. Думаю, нам и удалось выиграть за счет того, что мы были единым коллективом, выполняли установку тренера, ну, и, наверное, у нас была все-таки единая цель.

– Чем запомнился турнир? Может, были какие-то казусы?

– Наконец на турнире присутствовала моя семья: жена, маленький ребенок и дядя. Это самое главное для меня. А вот казусов не было, команды были оптимистично настроены друг к другу, дружелюбно.

– Победа в Кубке европейских чемпионов говорит о том, что уровень регби в России подрос? Или просто вы стали опытнее?

– Я уже третий раз участвую в этом Кубке. Два раза выигрывал за другой клуб – «Кубань». Сейчас – с «Заставой-7». Хочу сказать, что растет не только уровень Кубка, но и регбийных команд в целом. Идет большой подъем. Думаю, если будет больше таких турниров в России или Европе, то продолжится и развитие во всем мире.

– Но многие считают, что уровень регби в России отстает от мира лет на 10-15. Действительно это так?

– Смотря с кем сравнивать. Если сравнивать с Новой Зеландией, ЮАР или Фиджи, то, возможно, да, потому что в этих странах регби очень сильно развит, он находится на первом месте. В России все-таки лидируют футбол и хоккей. А вот если сравнивать с европейским уровнем, то мы не отстаем. У нас большой подъем сейчас. Если в этом году наша сборная в Европе третье место заняла, то, думаю, это показатель и хороший результат. Сборная обновилась, думаю, что дальше будет только лучше.

– Можно считать, что мы уже способны уверенно составлять конкуренцию другим странам?

– Безусловно, и сборная, и «Застава-7» могут навязать борьбу многим клубам. Понятно, что нет предела совершенству, но я убежден, что мы находимся уже на хорошем уровне.

«Зангка будто вбивает в голову свое видение, доступно объясняя»

– У вас иностранный тренер Вуйо Зангка. Как на развитии команды сказалось его приглашение?

– Я недавно перешел, попал в «Заставу-7» в конце мая – начале июня, но за время работы с тренером почувствовал в себе огромный прирост как сил, так и нового понимания игры. Результат сразу был виден. У него свое видение тренировок. Вуйо как будто в голову это вбивает, доступно объясняя. Для меня это что-то новое, никогда такого не видел.

– В чем главная разница в тренировках здесь и «Кубани»?

– Думаю, что в первую очередь дело в тренерском штабе. Совсем другая работа и возможности. Их здесь больше, чем в Краснодаре, на данный момент.

– Вместе с иностранным специалистом «Застава-7» пополнилась несколькими легионерами. Чему учитесь, глядя на них, и вообще являются они некими менторами в команде?

– Я считаю, что ребята, которые пришли, на самом деле приносят весомый вклад. Сразу видно, к чему нужно стремиться, потому что, например, некоторые игроки уже два раза ездили на Олимпийские игры. Когда смотрю, тоже хочется, чтобы твоя команда попала. Ребята – молодцы, думаю, что мы вместе дальше будем выигрывать.

«Когда первый раз увидел регби-7 на Олимпиаде, офигел»

– Олимпийский турнир по регби-7 проходит с 2016 года. Как включение в олимпийскую программу повлияло на развитие вашего вида спорта в мире?

– Даже не задумывался об этом, но, когда первый раз увидел регби-7 в Олимпийских играх, чуть-чуть офигел. В России начали поднимать этот вид спорта, но сейчас все равно идет акцент на пятнашку, классику, про семерку не так много говорят. Правда, я считаю, что семерку нужно развивать наравне с регби-15, чтобы все слышали, знали, показывали.

– Почему так происходит? Регби-7 более зрелищный вид, как мне кажется.

– Не знаю, почему такой акцент на пятнашку, учитывая, что семерка – олимпийский вид спорта. Но за регби-15 тоже слежу, конечно. И вижу, как здорово выступают наши ребята.

– За кем следите?

– За «Локомотивом» в первую очередь, потому что сам родом из Пензы. Смотрю за «Стрелой», они делают прорыв сейчас и ВВА- Подмосковье дают борьбу. Думаю, что «Енисею-СТМ» в этом сезоне будет очень тяжело стать чемпионами. Появилась очень большая конкуренция. Не будет так легко, как в прошлом.

«Люди иногда приходят на регбийный матч и спрашивают, что происходит на поле»

– Но объективно о регби говорят мало, хотя это очень тяжелый и быстрый вид спорта. Как повысить уровень узнаваемости?

– Это очень тяжело, потому что люди иногда приходят на регбийный матч и спрашивают, что происходит на поле, не понимая. Для начала нужно, чтобы они узнали правила. Плюс баскетбол, хоккей, футбол в школах давно преподают, а регби вот только-только начали. Думаю, что просто нужно, чтобы люди знали правила и имели желание приходить на арены.

– Но желание не может появиться из ниоткуда.

– Да, конечно. Реклама нужна. В Санкт-Петербурге, вот, получилось. Очень много людей было на Кубке. Думаю, что больше 2-3 тысяч. Когда на поле выходил и смотрел на стадион, то видел большое количество зрителей. Реклама решает, как и главный гость.

– Зрители давали дополнительный заряд?

– Конечно, совсем другие эмоции, болельщики вдохновляют, заставляют не сдаваться и идти до конца. Это самая большая поддержка, потому что когда мы играли полуфиналы и финали, иногда с ребятами не могли слышать друг друга, когда проговаривали комбинации, хоть был и не весь стадион заполнен. Но это очень круто. Пусть зрители продолжат так поддерживать, а мы будем подходить друг к другу и проговаривать необходимое. Ничего в этом страшного нет. Чем больше людей, тем лучше и больше зрелищности.

«В день финала я написал, что мы выиграем все три матча»

– В первый игровой день вы довольно легко прошли грузинских и чешских регбистов, но при этом сыграли вничью с англичанами. Уровень Английской лиги выше, чем у чехов и грузин?

– Возможно, но в «Самураях» собрана сборная солянки, если можно так выразиться – там не только англичане, но и представители ЮАР, например, тоже есть. Уровень, конечно, совсем другой. Это был не очень легкий соперник. Да и у нас не очень игра пошла. Но с ними и было интереснее всего играть.

– В плей-офф дела пошли еще веселее: сначала обыграли соперника из Швейцарии, в полуфинале разгромили чехов, и вот уже в финале встретились с литовцами. Верили, что до финала без труда доберетесь?

– Мы верили, что пройдем в заключительные стадии, но, поверьте, несмотря на счет, это было непросто. Конечно, со стороны так может показаться, но на деле мы оставили на поле все силы. Перед вторым соревновательным днем я с утра написал, что мы выиграем все три матча, настрой был боевой, энергия шла ото всех людей. И реально мы были одной командой, потому что каждый выполнял свои задачи, не лез в чужую роль. Даже несмотря на большое количество удалений и красную карточку в финале, мы все равно выстояли и выиграли Кубок.

– Как раз про игру в меньшинстве. Насколько тяжело перестраиваться и насколько меняется схема игры, когда кто-то из партнеров удаляется?

– Ты сразу понимаешь, что нужно работать вдвое больше, потому что вас всего шесть, а в регби-7 удаление всего одного игрока – это огромное преимущество для соперника. Нужно пахать и только пахать, не выключаться и работать от свистка до свистка.

– Эта победа с психологической точки зрения поможет добиться результата на внутренней арене?

– Да, думаю, мы сможем завоевать золото чемпионата России. Результат на Кубке нас вдохновил, скрепил сильнее и сделал нас единой командой. Уверен, мы покажем другую игру и попробуем прыгнуть еще выше, чем зрители видели на Кубке.

«Игроки Фиджи как будто инопланетяне, догнать их невозможно»

– В женской части турнира Петербург представляла «Нева», но, к сожалению, дальше четвертьфинала не смогла пройти. Почему?

– Я мало пока знаю детали игры «Невы», но вот ЦСКА очень сильная команда. Я видел игры семерки, но пока выводы об ошибках не могу делать.

– На ваш взгляд, почему женское регби не так популярно, как мужское?

– Наши женщины молодцы, смогли отобраться на Олимпиаду в Токио. Именно они стали первыми, кому это удалось. Это большой успех. У них большое будущее и будет развитие.

– Следили за ними на Олимпиаде? Восьмое место – хороший результат?

– Конечно, следил, болел и считаю, что это хороший результат. В первый день просто немного не получилось, а во второй они столкнулись с Новой Зеландией, которая лучше подготовлена. Она в итоге и стала победительницей турнира. Борьба была, но новозеландки сильнее. Думаю, что для девочек это не последняя Олимпиада. Уверен, они смогут отобраться в Париж и покажут совсем другой результат. Надеюсь, и мужская тоже попадет.

– У мужчин самая сильная страна по-прежнему Фиджи? Им нет равных?

– Да. Они и стали двукратными олимпийскими чемпионами. У Новой Зеландии был очень мощный состав на эти Игры. Это относится как к мужчинам, так и к женщинам.

– Как нам догнать Фиджи?

– Ох-ох-ох, даже не знаю. Нет, это невозможно. Они как будто инопланетяне, не с этой планеты. Они находятся на своих островах и просто играют в регби. Кроме этого у них ничего нет.

«Зарплата? Кормить жену, ребенка и откладывать на ипотеку хватает»

– А вы сами как оказались в регби? Все-таки в России это довольно молодой вид спорта.

– В десять лет. Около моей школы проходили тренировки по регби, решил попробовать сыграть и пошло-поехало. Ну и начал дальше работать. Я хотел бросить все что угодно, только не регби. Причем я параллельно занимался в музыкальной школе на классе фортепиано, но бросил и выбрал регби.

Даже когда травмы были, мама предлагала оставить этот вид спорта, но я сказал, что не могу оставить. Я говорил: «Ты заберешь мой воздух». Остался до конца, и даже сколько травм было, но не останавливаюсь и хочу дальше и дальше играть.

– Чемпион мира по пляжному футболу Антон Шкарин в интервью Metaratings.ru сказал, что не выжил бы на свою зарплату, если бы не играл за сборную России. В регби с финансами обстоят дела получше?

– Жить хватает. Не сказать, что космические зарплаты, нет такого. Но мне хватает кормить жену, маленького ребенка и оплачивать ипотеку. Даже немного получается откладывать. Но нет миллионов, вообще нет.

– Не обидно, что у нас футболисты, не показывая результат на международной арене, получают баснословные деньги?

– Это уже политика спорта. Не могу же я их осуждать. Футбол есть футбол, его любит весь мир. Он есть в каждой стране. Может когда-нибудь все изменится. Но за пляжников очень рад, у меня в сборной есть товарищ Борис Никоноров, вместе лечились – у него был надрыв колена, а у меня разрыв крестообразной связки. Поздравлял его, очень рад был.

– Долго восстанавливались после крестов?

– Восемь-девять месяцев. Нелегкий процесс, проходил реабилитацию, ездил в Москву. Не самые приятные моменты, специальные тренажеры и подготовка, конечно, помогли. Но все равно оставался осадок в голове и боль, что не так ногу поставишь – и все. Сейчас все в порядке, прошло два года после операции.

– После таких травм не страшно возвращаться снова на поле?

– Волнение было, но после операции я совсем по-другому начал смотреть на жизнь и регби. Был выбор: либо остаюсь, работаю и занимаюсь восстановлением, либо все бросаю, завязываю с регби и думаю, как дальше буду кормить свою семью. Но все получилось, к счастью.

– Как супруга относится к виду спорта?

– Она вдохновляет, поддерживает. Никогда не было таких предложений: может, бросим? Она такого не сможет никогда сказать.

– А если заглянуть далеко вперед, после завершения карьеры не думали о тренерстве?

– Думал. Весь опыт, который я прохожу, хочу перенести детям для их развития. Все то, что смог познать от своих тренеров. Надеюсь, в дальнейшем так и получится. Для начала я бы и поработал с детьми, я просто не понимаю, как можно сразу после завершения карьеры идти работать в основную команду. Я для себя это не представляю. Начал бы с самого маленького возраста и постепенно увеличивал, проходил дальше и дальше. Может, если показывал бы результат, то сначала бы попал в юношескую сборную, а потом уже в дубль, а затем, может, и главным стал бы.