Лига Ставок
army-logo
Федерация регби России

Регбийный арбитр из Кирова рассказала о работе медсестрой в реанимации

1 Мая 2020
Регбийный арбитр из Кирова рассказала о работе медсестрой в реанимации
Чемпионка Европы по пляжному регби и регбийный арбитр Кристина Кокорина в беседе с корреспондентом РИА Новости Еленой Дьячковой рассказала о своей работе медсестрой в реанимации в условиях коронавируса, о том, как решила стать судьей, а также о том, почему она любит судить матчи мужских команд.

- Мы привыкли вас видеть на регбийном поле в роли судьи, но, как оказалось, вне спорта вы работаете в медицинской сфере?

- Я работаю медицинской сестрой в отделении реанимации областной детской больницы в Кирове. Работаю там с лета, хотя подрабатывала уже, когда училась. У меня всегда получалось совмещать спорт и работу. Если честно, до начала пандемии для меня работа в больнице была, если можно так сказать, хобби, потому что заработком это точно не назовешь. Я работала в больнице ради удовольствия, чтобы возобновлять свой энергетический добродетельный баланс. (Смеется.) Это была не каждодневная работа - трудилась посменно, поэтому успевала и сама тренироваться, и тренировать, и быть арбитром.

Сейчас во всех остальных сферах, естественно, время из-за карантина освободилось, и я решила, что работать надо больше, а не дома сидеть. Когда началась ситуация с коронавирусом, у нас работы прибавилось, но не из-за пандемии. Наверное, просто так совпало, что и пациентов было в тот момент много, и началось перепрофилирование больниц под больных коронавирусом. В какой-то момент у нас на работе был настоящий завал, сотрудники были нужны. Сейчас у нас в реанимации ситуация стабилизировалась. Но время свободное есть, надо что-то делать, и я работаю.

- Много заболевших в Кирове?

- Сначала было немного. Потом из Москвы поехали пациенты, с поездов снимали заболевших. Не могу сказать, что ситуация критичная. Я вообще смотрю на эту ситуацию не так, как ее трактуют СМИ. Да, это серьезный вирус, но, наверное, я насмотрелась и более серьезных случаев, чем коронавирус, видела много пациентов, которым было очень плохо. Один процент смертности - для меня это не так страшно по сравнению с тем, что я вижу на работе. Медицина на данный момент справляется, никто не паникует. Я бы назвала ситуацию стабильной. Но я не в очаге, не работаю с инфекционными больными, поэтому, наверное, так и считаю.

- Самоизоляция - возможность не перезагрузить больницы?

- Когда все только начиналось, меня многие друзья и знакомые спрашивали, зачем нам самоизоляция, и я говорила, что она нужна, чтобы больницы могли подготовиться к наплыву пациентов. Но я считаю, что эта мера - самоизоляция - могла бы быть действенной, если бы не была полумерой. Мы все наблюдаем, как люди выходят на улицу, а они вынуждены это делать, потому что, кроме того, что нужно спасаться от вируса, надо еще не умереть с голоду. В транспорте ездит столько же народу. Самые действенные меры, как бы банально это ни звучало, - это элементарные меры предосторожности: мыть руки, обрабатывать и мыть все, что мы приобретаем, а также не трогать руками лицо. Вот эти меры действительно могут помочь. Люди все равно продолжают заражаться, потому что идет контакт.

Самоизоляция кому-то даже идет во вред - сейчас столько заболеваний, оставшихся без внимания, а мы все говорим только о коронавирусе. Мы делаем свою работу, связанную с другими болезнями. У нас коронавируса нет, а пациенты есть. То же касается благодарности медикам. Благодарят тех, кто борется с коронавирусом. Но мы, медики, каждый день сталкиваемся с такими заболеваниями, как гепатит, ВИЧ, СПИД, свиной грипп, генетические заболевания, и тоже боремся с ними, иногда пребывая на работе до полутора суток. Это тоже нелегко.

 Продолжение интервью читайте по ссылке.

https://rsport.ria.ru/20200430/1570784662.html