Федерация регби России — rugby.ru официальный сайт - Официальный сайт Федерации регби России

Фото пресс-службы «Енисея-СТМ»

Минувший год стал необычным для российского регби по целому ряду причин. Сборная страны в силу ряда причин наблюдала за баталиями Кубка мира в роли телезрителей, но на внутренней арене страсти горели нешуточные. Пензенский «Локомотив» сенсационно увёз из Красноярска титул чемпиона страны, а «Стрела» выиграла свой первый крупный трофей после возвращения казанского регби-15 в элиту.

Итоги уходящего 2023 года в интервью корреспонденту «Советского спорта» Никите Плохих подвёл спортивный директор Федерации регби России Сергей Марков

— Как оцените прошедший год для российского регби?
— Международная и европейская ассоциации регби приостановили наше членство. Соответственно, в ультимативной форме запрещают участвовать союзам всех стран мира в турнирах на территории России, а также соревноваться с командами из нашей страны. С учётом данных геополитических ограничений, сезон прошёл замечательно, поскольку была классная борьба и внутри России, да и на международной арене удалось что-то сделать. Да, в большей степени это было пляжное и снежное регби. Самое главное достижение – это международный турнир по регби-7 среди сборных команд вооруженных сил, который прошёл в Москве, где сборная нашей страны одержала победу.

— Какое событие, по вашему мнению, можно назвать самым ярким?
— Если не брать этот трофей, который завоевали наши военнослужащие, то это классные финальные матчи на внутренней арене: матчи за третье и первое место, которые закончились дополнительным временем. «Красный Яр» завоевал бронзу в Казани, где они переиграли «Стрелу». Ну и, конечно же, вспоминается умопомрачительный финал, который был показан в прямом эфире федерального телеканала, когда пензенский «Локомотив» проигрывал после первого тайма 17 очков, а по итогу свёл игру вничью. В конце второго тайма не забил штрафной один из лучших игроков России Рамиль Гайсин, хотя мог похоронить надежды железнодорожников. Уже в дополнительное время в перестрелке по воротам Сергей Янюшкин принёс первое в истории чемпионство для «Локомотива».

Последний громкий аккорд — финал кубка России на ВТБ Арене. Опять же, первый трофей, только уже для казанской команды, которая в своей новой истории добралась до такого титула. Эти три матча запомнились всем, я думаю.

— В чем феномен «Локомотива»? Почему именно этой команде удалось прервать гегемонию «Енисея»?
— Вспомним то, что это получилось не с первого раза. Два года подряд «Локомотив» играл в финале с «Енисеем», но там и близко не пахло чемпионством. В чём феномен? Пензенская школа регби широко известна. Просто в середине двухтысячных не было значительного финансирования пензенских команд регбийных. Поэтому все те, кто вырос в спортивных школах Пензы, уехали в другие клубы. В своё время у чемпионского состава «ВВА» была значительная часть игроков именно из Пензы. Во всех ведущих клубах играло много пензенских регбистов. Когда спонсоры обеспечили значительное финансирование пензенской команды, тогда туда и вернулись местные игроки. Понятное дело, что любой спортсмен скорее хочет играть дома.

Вернулся Александр Владимирович Янюшкин, который к тому времени закончил игровую карьеру и уже тренировал на самом высоком уровне — в сборной России по регби-7. Местные игроки, школа, сильные легионеры и тренерское мастерство привели к тому, что команда маленькими шагами пришла к долгожданной победе. С другой стороны, она сейчас идёт на четвёртом месте. Пока что начало сезона оказалось если не провальным, то по синусоиде идёт вниз. Посмотрим, что будет после возобновления сезона.

— Можно ли сказать, что этот год стал отправной точкой для нашего чемпионата? Стоит ли теперь ждать, что борьба за чемпионство увеличится в разы?
— Я думаю, что нам в первую очередь стоит ждать, что «Енисей-СТМ» будет стараться вернуть себе титул уже в этом году, во что бы то ни стало. Новым претендентом на трофей в этом сезоне является как раз «Енисей-СТМ». Однако «Красный Яр», который несколько лет до этого скатился из тройки вообще за её пределы, а также «Стрела-Ак Барс» должны навязывать борьбу. Все поняли, что непобедимых нет. «Енисей-СТМ» осознал, что если проиграть ещё раз титул, то можно долго возвращаться на вершину. Поэтому, нас ждёт нешуточная борьба.

— Также в этом сезоне выстрелила казанская «Стрела-Ак Барс». Всего за 5 лет команда стала настолько боеспособной, как можете объяснить такой взлёт?
— Во-первых, я сейчас не назову ни одной команды из игрового вида спорта республики Татарстан, которая была бы не на виду в своём виде спорта, и не претендовала бы на призовые места. «УНИКС» чемпион, «Ак Барс» играл в финале, волейбольные клубы добились громких успехов. Все команды на первых местах. Это системный подход руководства республики, которая если берётся за дело, то ставит самые высокие задачи и обеспечивает все условия для их грамотной реализации. Команда значительно усилилась и шаг за шагом идёт к успеху. Это имеет нечто общее с пензенской историей. Единственное, не так много местных воспитанников в составе «Стрелы-Ак Барс». А так команда постепенно идёт по своему пути, ну и уже добилась крупного трофея.

— Также с этого года мы переходим на систему «весна-осень». Почему было принято такое решение?
— В первую очередь об этом долгие годы просили сами клубы, потому что в регби, в отличие от одного любимого многими вида спорта, который играет по системе «осень-весна», наши клубы очень аккуратно относятся к финансовой составляющей. Команды считают каждый рубль, особенно в это тяжёлое время. Эта длительная пауза, когда нужно сохранять костяк команды. За полгода нельзя растерять весь состав. Команды не один раз предоставляли финансовые раскладки о том, что проведение чемпионата по системе «весна-осень» гораздо экономнее для них. В условиях отсутствия международных соревнований мы можем более компактно формировать наш календарь.

Единственное, что беспокоит меня — это финальные матчи, которые могут в случае выхода в них определённых команд проходить на плохих полях. И это будет головная боль для клубов и Федерации. Тем не менее, в начале апреля команды смогли нормально стартовать на хороших полях. Инфраструктура сейчас улучшается. Будем надеяться, что в октябре мы сможем провести финалы на стадионах, которые не испортят нам впечатление. Во всём остальном, я уже сказал, что финансовое благополучие клубов превыше всего.

— Хотелось бы также обсудить тему сборной, когда вы смотрели Кубок мира, не колола ли мысль, а ведь мы могли бы там быть?
— Да, мы могли бы там играть. Но в условиях тотального отстранения сложно оценить объективно силу нашей национальной команды, могла бы она там играть на равных или не могла бы соперничать с командами, которые удачно проявили себя, в том числе европейские. Португалия, например. Конечно, хотелось бы видеть нас на международном уровне, тем более во Франции, куда много болельщиков бы приехало. Но учитывая, у нас два года не было матчей с другими странами, сложно говорить объективно.

Кажется, что сборная России была бы не слабее румын, они совсем невзрачно выглядели. Недавно мы ещё на равных играли с Португалией и обыгрывали их, а сейчас мы видим, что Португалия творит главную сенсацию на Кубке мира. Встаёт вопрос: смогла бы так наша сборная? Хочется верить, что да, но проверить это можно будет только тогда, когда мы куда-либо вернёмся. Играть на международной арене — необходимо.

— Почему нельзя было пойти по пути РФС и пригласить условную Намибию, Самоа или Тонгу, чтобы сыграть с нами?
— Тут очень простой ответ. Членство РФС не приостановлено в ФИФА и УЕФА. Запрещено российским командам участвовать в международных соревнованиях. Они отстранены от еврокубков, отборов к чемпионатам мира и Европы. Но даже те матчи с Кубой и так далее, идут в рейтинг ФИФА и влияют на место в нём. А членство нашей Федерации регби в Rugby Europe и в World Rugby было приостановлено. И каждый квартал эти организации напоминают письмом во все международные союзы регби, что запрещено участвовать даже в тест-матчах со сборной России. Даже федерация регби Индии пишет нам, что даже в снежное регби они не могут с нами сыграть. В этом и есть ключевое отличие. В футболе сборная может играть, а мы не можем. Точнее, с нами не могут.

Мы, тем не менее, продолжаем попытки, а наши клубы ездят в ЮАР, чтобы провести сборы и спарринги. Общаемся с африканскими, азиатскими и южноамериканскими странами.

— Ведутся переговоры с World Rugby и Euro Rugby о нашем возможном возвращении. Вообще, есть ли с ними контакт?
— Помимо официальных отношений мы поддерживаем человеческие контакты. Можем переписываться. Отправлял ряду людей, которые тесно сотрудничали с нами ещё до отстранения, поздравления с Рождеством и Новым годом, они тепло отвечают. Но, как мы знаем, и в других видах спорта многое зависит от политики, ведь спорт и политика вопреки известным лозунгам тесно переплетены. Общаемся, но на любые официальные запросы приходит сухой ответ о том, что, к сожалению, на данный момент, рекомендации не изменились.

— В 2024 пройдёт Олимпиада в Париже. Смогли бы мы там нашими семёрками на что-то претендовать?
— Нас бы сначала допустили до отборочных соревнований, в которых нам надо было на эту Олимпиаду отобраться. В предыдущие годы у мужчин не получалось, у женщин хорошо получилось. На момент нашего отстранения российская женская сборная шла на третьем месте в мировой серии, и с таким результатом команда отбиралась бы автоматически. Да и задача такая стояла бы, отобраться и претендовать на медали. Александр Алексеенко, главный тренер этой команды, давно хотел это сделать. А теперь сложно говорить. В моём понимании, основной задачей нашей женской сборной было бы приехать из Парижа с медалью. Я верю, что смогли бы, но сейчас это никак не проверить.

— В 2027 году пройдёт Кубок мира, где мы уже, вероятно, сыграем. На что российская команда может там рассчитывать, судя по тому, что происходит сейчас? 
— В первую очередь, меня волнует вопрос, на что могли бы претендовать сейчас на европейском и мировом уровне наши юношеские и юниорские команды. В последние годы федерация провела очень большую работу по развитию детско-юношеского регби. И в моем понимании, ребята 18-20 лет сейчас могли бы бороться за европейское золото по своим возрастам Но опять же – теперь это просто слова, и парням приходится играть и развиваться лишь на всероссийском уровне .А получать практику в рамках России и своей возрастной группы, и получать практику на международном уровне — это совершенно разные вещи.

Кубок мира 2027? Это отборы, которые будут проводиться в 2025 и 2026. Если нас с места в карьер допустят к этому отбору, то сложно предсказать его исход. Если у нас будет время, чтобы обкатать нашу сборную в международных тестах, то будет задача отобраться на Кубок мира. В любом виде спорта, включая футбол, скажут то же самое. Чем меньше мы получаем игровой практики, тем дальше мы от осознания нашего реального уровня. Я считаю, что мы выйдем и обыграем Румынию и команды ниже уровнем в Европе. Но может быть этого не произойдёт. Чем быстрее мы встретимся с представителями международных команд, тем быстрее я правильно отвечу на этот вопрос.

— Есть ли планы, как можно в нынешних условиях дать международную практику? Кроме матчей с командой легионеров чемпионата.
— Мы знаем прецедент в футболе, который до сих пор настаивает на том, что юноши не должны быть подвластны всем этим рекомендациям. Они должны получать разрешения на участие в данных соревнованиях, и мы не бросаем эту идею. Мощнейшим шагом вперёд было бы, если хотя бы разрешили нашим юношам до 18 лет играть на международных стартах. Мы общаемся с другими странами, можем только пробовать выезжать на тренировочные сборы за пределы страны, где в рамках тренировочного процесса можем проводить спарринги. Но официально объявить, что Россия играет тест-матч с другой национальной командой — просто нереально. Я уже объяснил, почему. Всё остальное мной озвученное имеет больше возможностей для реализации.

— В 2022 году сборную возглавил Александр Первухин. Выдающийся специалист, до этого в национальной команде работали валлиец Лин Джонс и африканец Дик Мюир. Можно ли сказать, что у нас сейчас делается ставка на отечественных тренеров?
— Федерация регби, исходя из объективных факторов, подбирает тренера в сборную. Её с переменным успехом возглавляли как отечественные, так и иностранные специалисты. И российский тренер выводил команду на Кубок мира, и иностранный ездил туда с командой. Лично я считаю, что сейчас, безусловно, сборную должен возглавлять отечественный специалист, принимая во внимание все факторы. Дальше время покажет, никакой изначальной задачи, поставить иностранца или россиянина, нет. Принимается решение исходя из результатов, планов подготовки, игровых реалий.

1-й Неопалимовский переулок, 8