Пожалуйста, разрешите использование cookies для более эффективной работы с сайтом.

army-logo

«Смотреть футбол не могу. Мы должны получать больше». Регбист юношеской сборной Бесков – об игре во Франции

2 Октября 2021
«Смотреть футбол не могу. Мы должны получать больше». Регбист юношеской сборной Бесков – об игре во Франции
3 октября в Калининграде стартует Первенство Европы по регби среди юношеских команд. Одним из лидеров сборной России является 18-летний Иван Бесков, который год назад уехал во Францию и сейчас выступает за молодежку клуба местной подэлитной лиги – «Орийака». В эксклюзивном интервью Metaratings.ru Иван рассказал, как живет и работает в топовой регбийной стране, почему он в шутку стыдится за занятия футболом в детстве и кто станет главным соперником сборной России на предстоящем турнире.

– Вы рассказывали, что во Францию вас устроил тренер. Кто он и откуда у него связи во Франции?

– Александр Александрович Галицкий. Он какое-то время жил во Франции, тренировал французские клубы, пусть и нетоповые.

– Другой выступающий во Франции игрок сборной Дмитрий Дронов рассказывал, что его заметили на сборе юношеской сборной. У вас не так было?

– Нет, я сразу приехал в «Орийак», за который сейчас и продолжаю играть.

– Как учите французский, какой прогресс по сравнению с приездом?

– Я больше спрогрессировал в английском языке, чем во французском, поскольку больше всего на нем общаюсь. Когда у нас были курсы французского, у нас был локдаун, все закрылось, и мы не могли учить язык. А жил я с испанцем, который говорил на английском, и в принципе больше общался с ребятами, которые на английском говорили. Над французским пока работаю.

– Считается, что в маленьких французских городах никто и не говорит на английском…

– У нас в команде много иностранцев, да и многие французы говорят на английском. Вообще на нем не разговаривает минимальное количество человек.

– Были ли в начале забавные истории из-за незнания языка? Во всех командах новичков этим разыгрывают.

– Особо не было, но однажды мне нужно было обратиться к человеку, и мне подсказали матное слово. Наверное, единственный момент – надо мной особо не подшучивали.

– Как живете во Франции в бытовом плане?

– У меня есть профессиональный контракт, зарплата, клуб снимает нам с еще одним человеком квартиру, питание тоже оплачивает два раза в день, завтракаем сами.

– Как выглядит обычный день во Франции?

– С утра часов в 8 мы идем в зал, час-полтора занимаемся со штангой. Потом после часа отдыха еще час-полтора на поле отрабатываем технические элементы. Потом еще один отдых, обед и около 18 часов вечерняя тренировка на поле – длится часа полтора-два. Три тренировки в день.

– Это мощно. Есть ли вообще свободное время и как его проводите в 30-тысячном городке?

– Там все развито, есть ресторанчики, развлечения, но времени на это особо не хватает. Бывает, ходим погулять в центр после тренировок – там достаточно красиво. Но в основном сижу дома, отдыхаю, после тренировок ничего не хочется.

– Чем отличается жизнь в 30-тысячном французском городке от жизни в Тушино?

– Очень сильно отличается, потому что Тушино – это Москва, а в Орийаке все друг друга плюс-минус знают. Но я особо жизни в маленьком городке не вижу, не выхожу. Красивая деревенька.

– Говорите, что все друг друга знают, а вас узнают?

– Нет, еще рано.

– Вы сейчас тренируетесь в молодежной команде «Орийака»?

– Да, в основном в ней, потому что у меня с ней контракт. С основой у нас тренируются парни взрослые, которым скоро надо будет подписывать контракты с профессиональными клубами. Их иногда выпускают, чтобы на них посмотрели другие клубы.

– Какая у «Орийака» инфраструктура, сколько тренировочных полей?

– На тренировочные поля мы ездим по всему городу – всего штук 15, и все это очень близко, рядом. Есть большой главный стадион (вмещает до 9 тысяч человек – прим. Metaratings.ru), на котором часто тренируемся. Регби очень сильно развито, люди любят смотреть, заниматься.

– В России регби по популярности не идет в сравнение с футболом, а во Франции может соперничать?

– Да, на французское регби ходит очень много людей. Просто на нашу молодежку приходит тысяча, две тысячи человек посмотреть. У нас на профессиональную команду не всегда столько приходит.

– Вы говорили, что каждый игрок юношеской сборной России не затерялся бы сейчас на вашем уровне во Франции. Почему потом французы вырастают в топов, а наше регби – второй эшелон?

– Думаю, дело в уровне регби в целом, в системе обучения. Здесь намного лучше обучают, тренеры помогают очень сильно. Также дело в конкуренции – она намного больше, тебе всегда нужно что-то доказывать и развиваться за счет этого.

– Чему вы научились во Франции, чего не было в России?

– Я приехал достаточно молодой во Францию, с любительского клуба, и так многого не знал. Я не могу сказать, как строится работа в наших профессиональных топовых клубах. Наверное, дело в опыте, умении тренеров, сама система регби у них более развита. Во многих маленьких городках есть регбийные команды – я играю за команду из 30-тысячного, Дронов – за команду из 40-тысячного.

– Во всех видах спорта сборные Франции ассоциируются с мощными от природы выходцами из Африки, а вы говорили, что во Франции есть перспективы именно у игроков схватки. Африканцы в регби не идут?

– У нас в клубе есть тонганцы, большие грузины в схватке, голландцы. Они реально здоровые, большие. Африканцев есть пара человек, но они не называют себя африканцами, называют французами.

– Просто в России есть представление, что коренного населения во Франции уже чуть ли не меньше, чем африканцев, арабов.

– У нас именно африканцев особо нет. Из других стран много человек – испанцы, голландцы, грузины, румыны.

– Вы рассказывали, что молодые французы вообще не работают над «физикой». Неужели в регби важнее техника?

– На тот момент мне и моим партнерам было по 17 лет, и в команде вообще не уделяли время залу. Но сейчас я перешел в молодежную команду, и здесь «физике» уделяют очень большое внимание. Такая у них система – до 18 лет в зал особо не ходят, а потом начинают. Где-то 4 раза в неделю у нас есть зал.

– Сейчас у детей в России больше возможностей заниматься регби, чем у вас 10-летнего?

– Наверное, стало больше молодежных команд, по инстаграму, видео вижу, что регби становится популярнее. Но я уже не кручусь в нашем регби, так что не могу точно сказать.

– На кого вы ориентируетесь, может, на Василия Артемьева, который играл за границей и стал медийной звездой?

– Нет, скорее на Андрея Острикова, который тоже рано уехал во Францию и остался там. Он построил хорошую карьеру.

– Ваша цитата: «Занимался армейским рукопашным боем, борьбой, футболом и за это мне даже стыдно». Это вам за футбол стыдно?

– Да, ну это я в штуку сказал. Просто в последнее время даже смотреть футбол не могу, вообще не нравится. Не знаю, почему я им занимался.

– Не нравится, потому что люди падают, симулируют, не борются?

– Да, наверное, из-за этого, из-за того, что они огромные деньги получают.

– Незаслуженно?

– Да, регбисты должны побольше получать (смеется).

– Во Франции разница в зарплатах между футболистами и регбистами такая же огромная?

– Все равно есть разница. Во Франции у регбистов большие зарплаты, но у футболистов намного больше. Хотя посещаемость сравнимая. Думаю, футбол более популярен по всему миру по большей части из-за доступности – ты можешь вынести мячик и где угодно поиграть.

– Никакого отношения к великому футбольному тренеру Константину Бескову не имеете?

– Нет. Я знаю о нем, просто однофамильцы.

– Какие ожидания от первенства Европы и кто фаворит?

– Главный фаворит как всегда Грузия, но мы очень сильно заряжены на этот чемпионат и хотим забрать победу у Грузии.

– Из ваших партнеров по «Орийаку» есть игроки в сборной Грузии?

– Нет, их не вызвали, но есть три голландца, испанец, два румына. Все покажет игра на поле.

***

Россия проведет свой четвертьфинальный матч Первенства Европы в Калининграде на стадионе «Сельма» против Бельгии. Начало встречи – в 16:00 по московскому времени. Победитель этой пары встретится с победителем противостояния Грузия – Чехия.